Заочно приговоренные. Украинские беженцы делятся пережитым и планами на будущее

Опубликовано ср, 13/04/2022 года - 09:15
Автор статьи

В Добруш продолжают прибывать вынужденные уехать из Украины семьи. Для многих из них наш район станет не просто перевалочным пунктом, но и местом, где они получат жилье, работу. С какими надеждами украинцы связывают свою жизнь в Беларуси, о чем стараются забыть, «ДК» рассказали Ярослав Вознюк и Руслан Кияница.

До поездки в синеокую мужчины даже не были знакомы между собой. Руслан проживал в селе Бабинцы, Ярослав – в горпоселке Бородянка. Оба населенных пункта относятся к теперь уже известному на весь мир Бучанскому району. Свели их вместе трагические события. Впрочем, все по порядку.

Маршрут надежды

– До последнего оставались в доме, – делится своей историей Руслан. – Чашу терпения переполнила бомбежка

8 марта, когда полностью пропали электричество, связь. Да и продуктов практически не осталось.

Говоря о семье, собеседник имеет в виду свою невесту, ее сестру и мать. С ними он и приехал в Добруш. К слову, женщины первыми и заговорили о «зеленом коридоре», открытом в Бородянке.

– Мы две недели сидели в подвале, – вступает в разговор Ярослав. – Со мной были 80-ти и 96-летние соседки. Передвигались они плохо, пришлось обратиться за помощью к российским военным. На предоставленной ими автомашине и отвез бабушек в местную церковь, где был пункт сбора желающих уехать.

В ночь с 12 на 13 марта российский грузовой автомобиль, в кунге которого находились преимущественно украинские граждане пожилого возраста, пересек границу с Беларусью. В дальнейшем беженцы попали в санаторий «Золотые пески».

– Такого приема не ожидали, – признаются собеседники. – Огромное спасибо и вашему правительству, и неравнодушным людям. Снабжали питанием, вещами, средствами гигиены. Мы ведь с собой взяли только документы. Оставаться там можно было бы и дальше, благо, никто не выгонял, но поступило предложение о трудоустройстве и выделении комнат в общежитии от «Добрушского коммунальника».

С чьей стороны предательство?

Не раз отмечая помощь российских военных и их вежливое отношение к жителям украинских сел, мужчины резко меняют тон, лишь разговор заходит об украинском правительстве.

– Еще в церкви местный священник связался с киевской администрацией и запросил транспорт для вывоза беженцев, – рассказывают они. – Те, мягко говоря, отказали.

О жизни до начала специальной военной операции мужчины рассказывают также без оптимизма. Говорят: устроиться на высокооплачиваемую работу не получалось. Для этого нужно стать на воинский учет, а это – гарантированная «путевка» в зону антитеррористической операции на Донбассе.

– Сегодня мы, по факту, заочно приговоренные, – сетуют беженцы. – Верховная рада планирует обязать всех выехавших за рубеж мужчин призывного возраста вернуться в Украину. В противном случае – тюремный срок. Понятно, что вернуться мы не можем. Вот и получается: без вины виноватые.

Аналогичное отношение у украинцев и к представителям дипкорпусов зарубежных государств, посетивших их еще в санатории. Приехали, походили с надменным видом. На вопросы не ответили, помощь не предложили…

Мечты

– Землю буду грызть, но мать из Киева вывезу, – говорит о своих планах Руслан. – Связываюсь с ней каждый день. В столице, по сути, и сейчас неспокойно: стрельба, взрывы, передвижение военной техники. Кто с кем воюет – непонятно. Русских ведь нет ни в городе, ни в пригороде. Вероятно, это отголосок неконтролируемой раздачи оружия гражданским.

Чего боится собеседник?

– Неизвестно, как сложится дальше, но не хочется, чтобы украинские военные прикрывались моей матерью. А такие примеры не единичны. Да и, честно говоря, о мирном населении там думают в последнюю очередь. Для задуманного нужны финансы. Их и планирую заработать на новом месте.

Фото Евгения УСТИНОВА