Столетию РККА посвящается: гвардии рядовой танкового десанта

Рубрика:

В поиске героя для публикации услышал невероятную историю личной мести 16-летнего украинского паренька Нифона. В составе танкового десанта на броне Т-34 он прошел через горнило самых страшных сражений Великой Отечественной и собственноручно расписался на одной из колонн рейхстага. Каково же было удивление, когда узнал: ветеран Николай Подлубный, с начала 50-х проживавший в Добруше, и есть тот самый сын полка.

Узнать историю из первых уст не удалось – Николай Тимофеевич умер в возрасте 83 лет. 7 лет назад. Но память о нем жива в сердцах дочери и соседей. Боевые ордена и медали, благодарности от главнокомандующего Иосифа Сталина бережно хранятся в семейном архиве. С их помощью и восстанавливаем хронологию событий.

Мужчина – понятие мужественное

Нифон Подлубный родился в крестьянской семье в украинской деревеньке Тридубы  Николаевского района Одесской области. Рано потеряв мать, воспитывался мачехой, которую уважал не меньше, чем отца. В первые дни войны взрослое население деревни призвали в армию. Спустя несколько месяцев, в дом Подлубных пришла похоронка: « …Ваш муж, отец пал смертью храбрых в войне с немецко-фашистскими захватчиками…». Тогда парня впервые и посетила мысль о мести фашистам. Но в 15 лет убежать на фронт не получилось.

В начале 1942 года будущий десантник меняет в документах дату рождения, становится на год старше. В то время на фронт уже брали 17-летних добровольцев. Первая запись в военном билете – Второй Белорусский фронт. Танковый десант.

– Отец рассказывал о земляке, взявшим над ним шефство, – вспоминает дочь ветерана Лариса Бельченко. – Увидев его нерешительность в первом бою, опытный солдат, не деликатничая, произнес: что ж ты, Нифон, творишь? Они твоего отца убили, сейчас над односельчанами измываются, а ты выстрелить боишься…

Ни жене, ни дочери,  ни подрастающему поколению ветеран никогда не рассказывал о количестве боев, убитых фашистах и потерянных друзьях. Называл войну грязным делом и часто возмущался при просмотре художественных фильмов о Великой Отечественной. Говорил: не так героично все было. В атаку шли с яростью в глазах и желанием отомстить за близких. Умирали обыденно. На марше, например, один выстрел из фаустпатрона мог не поджечь танк, но десант «стряхивал» с брони, как листву с деревьев.

Четыре года на броне

В книге Евгения Бессонова «Танковый десант» есть примечательные строки. Доктор, осматривая раненого, говорит: «впервые за фронтовую жизнь в госпитале встречаю лейтенанта, да еще командира взвода танкового десанта, серьезно раненного первый раз за два года войны». В то время десантники, первыми врывавшиеся в населенные пункты «на плечах» у отступающих немцев, первыми и погибали. Нифону в этом плане всегда везло. За всю войну – одна контузия. Может, старшие товарищи специально прикрывали парня, не допускали в гущу боя? Перечень боевых наград говорит об обратном: Орден Красной Звезды, орден Великой Отечественной войны, медаль «За отвагу». Примечательно, что часть наград выписана на имя Нифона, часть – на Николая. Почему в документах поменялось имя, родные не знают до сих пор.

Боевой путь ветерана прослеживается не только по наградам, но и по официальным благодарностям за

подписью главнокомандующего. Одна из них датирована 2 мая 1945 года. Запись лаконична: «За овладение городом Берлином – центром империализма и фашистско-немецкой агрессии объявить благодарность гвардии рядовому Николаю Подлубному».

– Два эпизода отец описывал довольно часто, – говорит Лариса Бельченко. – Это переправа через Одер, когда горела не только земля на плацдарме, но и вода в реке. А еще – бои в самом Берлине.

По воспоминаниям ветерана, города как такового в мае 1945 года уже не существовало. Вдоль дорог – сплошные руины из камня. Бои шли за каждый дом. Командование к концу войны берегло жизнь каждого солдата. В любое огрызающееся автоматным или пулеметным огнем окно сначала стреляли из танковой пушки, затем, забросав гранатами, шли на зачистку помещений.

Добруш – вторая родина

Несколько лет после Победы Николай Подлубный служил в Германии, затем был переведен в Брест. В Добруш впервые попал в конце 50-х, приехав в отпус­ке к сослуживцу по фамилии Волович. Здесь и познакомился с будущей женой Надеждой. Демобилизовавшись, вернулся в город бумажников к любимой девушке.

– Отец работал на бумажной фабрике маляром, – вспоминает Лариса Бельченко. – Все характеризуют его как простого безотказного работягу, готового прийти на помощь и поделиться последним куском хлеба. Был он прямолинейным, говорил все, что думает в лицо.

Орденскую планку Николай Подлубный одевал редко. В основном – на День Победы. Тогда фронтовики жили едва ли не в каждом втором доме на улице. После митинга все собирались в урочище  «Лядцы» и до вечера праздновали события. Собеседница и сама в детстве не раз принимала участие в празднествах вместе с отцом. Вспоминает: в лесу играла гармонь и звучали преимущественно военные песни. Жаль только, что с каждым годом ветеранов становилось все меньше.

Сергей ЧАЙДАК

Фото взято из семейного архива Ларисы Бельченко